Становление методики

Целительство в моей жизни началось с тайской традиционной медицины. Причем, когда я начала ее изучать – это было как будто воспоминание, как будто я не училась, а вспоминала забытое, как будто умела это в прошлой жизни. Было серьезное погружение в восточный метод исцеления, с его главным фокусом на состоянии сознания целителя – состоянии покоя и света. Медитация.

В Таиланде я училась в основном в семейных школах, где традиция передавалась от отца сыну или от матери дочери. Lek Chaiya, Pajanart Paenthai, Pikul Tehniol, монах Gao (некоторые из них уже покинули эту Землю) — мои учителя, но не только эти люди, имен многих учителей мне не выпало кармы узнать или запомнить. Также я закончила полный курс тайской терапии в первой государственной школе при буддистском монастыре Wat Pho.

Когда я перешла в работу с телом из первой своей профессии (PR-щик и журналист) – у меня сразу было понимание, что моя цель – это освобождение людей от боли. Т.е., меня не интересовали какие-то эстетические массажи и процедуры, мне нужно было помогать людям быть здоровыми.

Западные массажи на меня впечатление не произвели. Я изучала хиро-массаж в Школе Елены Земсковой, классический массаж в Институте восстановительной медицины.

А вот все азиатские массажи: тайский, китайский туйна, японский юмейхо, балийский и тантрический, кашмирский — при ближайшем рассмотрении и проведении археологических исследований явно имеют общую базу. Очень крутую базу, сочетающую работу с опорно-двигательным аппаратом, внутренними органами и энергетикой человека. А где энергетика – там всегда будет и психоэмоциональный фон. Причем, похоже, тантрический массаж из них самый древний. Потому что тайский массаж пришел в Азию из Индии вместе с буддизмом.

Во время погружения в тайский массаж – другой сферой моих интересов была психология. Хотелось порешать разные собственные задачки, требовался личностный рост. Поэтому я занималась Транзактным психоанализом как клиент. В этот же период я познакомилась с работами Антонио Менегетти. Он еще тогда был жив, наш современник, итальянский ученый, онтопсихолог. Его работы оказали огромное влияние на меня: его понимание психосоматики, происхождения болезни, предназначения человека, его Проекта в этом воплощении, и, конечно же, роли Женщины в современном мире.

Потом моя подруга позвала меня на семинар по эстетике лица к Ю.В. Чикурову, работавшему в техниках, похожих на остеопатические. Я не собиралась заниматься «такой ерундой, как эстетика лица», пошла просто ради подруги, не глядя, ни на техники, ни на преподавателя. И была очень рада, когда оказалось, что он так же ведет семинары по мягким мануальным техникам, которые должны были помогать людям избавляться от боли. Это уже совпадало с моим серьезным планом.

Этот преподаватель тоже оказал большое влияние на мое становление. От него я узнала первые остеопатические понятия, приемы, познакомилась с движением ткани. Изучая внутрикостные дисфункции, я поняла, как тайский массаж работает с костями, а не только мышцами. Хотя никто из тайских преподавателей про кости ничего не говорит, но техники с ними работают.

На время я даже забросила тайские методы, но вскоре обнаружилось, что методики той школы не давали мне ответы на решение большой части проблем в области ОДА и внутренних органов, и я вернулась к самостоятельным исследованиям (а также продолжила углублять знания по анатомии и физиологии. К моменту моего поступления в медицинский колледж мне нечего было там изучать, кроме хирургии, реанимации и частично сестринского дела. Медицинский колледж я закончила в 2012г).

Примерно в это же время складывается мое понимание о взаимосвязи тела, сознания и реальности человека. Отчетливо идея о воздействии на сознание человека руками через тело пришла ко мне через Ю.В. Чикурова (хотя до этого я наблюдала подобный феномен в тайской практике, он не был до конца мной осознан). Я очень загорелась идеей, она объединяла весь мой предыдущий опыт в единое целое. И я снова предприняла длительные исследования, подключив восточные практики, психологию, физиологию, основы тайской традиционной медицины, медитацию и работу, работу, работу… в том числе над собой.

Так появились техники по решению конфликтов через тело, по изменению взаимоотношений между людьми, понимание, что же такое система «Ребенок», какие именно страхи руководят нами, почему мы бездействуем, почему любовь приносит людям страдания, и любовь ли это вообще… Много понимания про виды опыта, зафиксированного в нашем теле. Какое-то событие у вашей прабабушки произошло, вы о нем знать не знаете, а ваше тело выбирает определенный сценарий жизни, согласно тому событию. Человеческая природа изучалась мною все глубже. Особенно этому способствовала открывшаяся вдруг способность к медитации.

Это произошло случайно. Кто –то из друзей посоветовал мне книгу «Восхождение к Дао» в переводе В.Малявина. Это жизнеописание даосского учителя Ван Ли Пина, он тоже наш современник и даже приезжал в Москву. И хотя там нет подробного описания медитаций – у меня вдруг снова случилось узнавание себя. Как будто я вспомнила, как это делать. А дальше больше – вдруг открылся доступ к информационному полю Земли. И стало легко получить ответ на любой вопрос, обратиться за знанием к любому учителю из любого времени. Я много часов провела, изучая это. Внутри возникла четкая грань, когда знание правда – а когда нет.

Немного академичности мои медитативные навыки приобрели во время учебы у шаолиньского монаха-воина учителя Ши Ян Бина, а также багаж пополнился практикой цигун и тайцзы.

И вот когда сложился целый пул семинаров по изменению жизни людей, и он пользовался такой популярностью у студентов – всем хотелось научиться читать мысли, избавлять людей от страхов, от несчастной любви и прочих напастей, — я заметила, что в Программе не хватает техник по устранению физических болей, особенно в сфере внутренних органов (тайских техник мне не хватало). Я медитировала, и пришел ответ – висцералка. И тут же нашлась замечательная Флоринда Чайя, к которой я отправилась учиться. Ее прямые висцеральные техники я переложила на высокую чувствительность и работу с энергией (в органах тоже движется ци), – и получилось сказочно эффективно. Потому что это не дело, когда ты знаешь, как помочь человеку добиться высокой зарплаты, но не можешь снять его боли в желудке, или кашель, или боль в пояснице. Как-то это несерьезно.

Свою чувствительность, свое состояние покоя, навыки медитации и прицельность я развивала с помощью восточных практик. У меня был целый период увлечение японскими искусствами. Я изучала сумиэ, калиграфию, японскую чайную церемонию Тя но ю и иайдо – практика одного удара острым японским мечом. Иайдо – это про точное направление контролируемой силы, энергии в заданную точку. Именно потому я выбрала его для дополнительных тренировок, чтобы сделать свою работу прицельной, а свой поток ци — концентрированным. По иайдо у меня в итоге 1 дан и 1 распрекрасный шрам на левой руке.

Восточные практики – они, в первую очередь, про состояние сознание, и в случае боевых искусств, и в случае искусства исцеления. И тут снова не могу не упомянуть один текст, повлиявший на меня. Это текст Такуана Сохо «Хроники меча Тайя». Для меня в нем все, ответы на все вопросы, сценарий всей жизни. Спасибо моему сенсею Д.С. Иванову.

Восточного всегда много в моей практике. И даже психологическое образование у меня в РУДН. В 2018 году я ездила в Непал в тибетский монастырь. Поездка больше носила культурно-познавательный характер. У меня появилось много друзей среди монахов Мустанга и я узнала, что многие их представления о медитации, о смерти, о времени между смертью и следующем рождением – совпадают с тем, что открылось мне из информационного поля. Там же я познакомилась с практикой работы с поющими чашами, правда из рук российского учителя.

Из последних влияний на меня извне – это индийский тантрический учитель Сатьярти Пратик, через информационное поле которого я еще раз подтвердила свое ощущение по поводу родства азиатских массаже. Это дает интересные выводы о глубоких корнях. Тем более что темы моих последних исследований – это сексуальность человека, проблема сексуального стыда и разорванности человека с его телом, которые дают целый ряд серьезных психологических напряжений и соматических проблем.

Тема гендера человека волновала меня с ранних лет. Когда мне было 14, я была невероятно возмущена общественными и семейными установками по поводу разницы в поведении мужчины и женщины: если ты девочка – ты должна делать так, а если мальчик – то вот так. Что-то внутри меня не готово было с этим согласиться.

И я даже писала пьесу под названием «Человек пришел к Богу», задачей которой было показать лирического героя так, чтобы по речи (жанр пьесы подразумевает диалоги, речь) нельзя было понять, какого пола лирический герой, но чтобы были очевидны проблемы и чаяния его души. Я всегда знала, что внутри каждого из нас есть Будда. И сегодня в свои сорок я могу помочь людям найти его, понять свой проект. Похоже, что круг замкнулся.

14 августа 2019 года в АПК НРИС было зафиксировано мое авторское право на Учебно-методическое пособие школы Галины Серегиной по обучению специалистов направления «Перцептивные технологии». Но это не значит «стоп» для развития метода, поиск никогда не прекратится.

data-url="https://galinaseregina.ru/obuchenie/stanovlenie-metodiki/" data-title="Становление методики">

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *