Перцептивные технологии и психотерапия. Часть 2

Продолжение

Часто привожу пример с собакой, которая напугала маленького мальчика. Тот вырос в большого дядечку, но при виде собак потеет и бледнеет. И хотя человек понимает умом, что бояться нечего (он большой, шавка маленькая), его тело включает реакцию страха. Активируется симпатическая нервная система, стимулируется активность потовых желез, сердечно-сосудистой и мышечной систем. Задействуются нейрональные связи, которые сложились в теле в результате истории с собакой.

Аутотренинг в таких ситуациях не работает. Магические слова «я сильный, я справлюсь» на телесные реакции не воздействуют, они просто приучают вас не слышать сигналов вашего тела.

Погрузиться в детское воспоминание и перепрожить эпизод, создавая там какие-то позитивные эмоции, — методики, которыми обычно пытаются переписать сложившийся нейрональный паттерн. Но тут-то и есть риск создать внутреннюю ложь. Мозг можно убедить, что пришел папа и отогнал собаку, или ты подружился с ней, а тело нет! Та часть нейрональной цепочки, которая находится не в мозге, а в теле, как была, так и останется. Мышечные спазмы, спазмы внутренних органов и артерий никуда не денутся, увы и ах!

Вариант для людей, которые не учились в Школе (или альтернативной, которая сочетала бы психологические и телесные техники): работать одновременно с психологом, который помогает перепрошивать мозг, и остеопатом или массажистом, который будет выгребать напряжение из тела. Люблю эффективность, поэтому соединяю это в одном сеансе.

Если, работая с психикой, мы оставляем в теле память о событии, то получаем зло. Наш дядька из примера, увидев в очередной раз собаку, убежден, что он её не боится, но не понимает, почему при этом вспотел и как-то странно тупит. Он может даже не отследить реакцию тела, не обратить на неё внимание. Часто бывает, что мы уже имеем какой-нибудь физический симптом — потливость, боль в желудке и т.п., но не помним пускового механизма — стресса, который вызвал это состояние.

Такое происходит либо потому, что мозг вытеснил воспоминание, либо из-за отсутствия у нас привычки к грамотной саморефлексии. Мы либо в сотый раз прокручиваем мысли о своих переживаниях, либо не обращаем внимания на свои ощущения, потому что это больно, неприятно.

С детства нас не только не учат чувствовать своё тело, но и старательно отучают от этого. Нас одевают так, как считают нужным родители (часто теплее, чем надо), кормят, не всегда выясняя, голоден ли (особенно в СССР было модно кормление по часам). В голове формируется установка — не связывать ощущения с действиями.

Второй разрыв с телом — это травматизация сексуальности, когда ребенку в возрасте около одного года начинают транслировать идею, что определенная часть его тела плохая. Притом родители могут это говорить, а могут невербально передавать.

Лишний повод отдать предпочтение перцептивным технологиям — это наличие у нас инструмента, позволяющего точно проверить гипотезы о травмах. Мы можем потрогать тело: погрузить человека в ситуацию и посмотреть, какие зоны напрягаются и напрягаются ли вообще. Это позволяет избежать ошибок в предположениях о том, с чем связана проблема.

Психология прекрасна в виде науки. Она отлично объясняет многие причинно-следственные связи, закономерности и особенности человеческого мышления. Психологи знают про тесную связь тела и сознания. Они не знают, что с этим делать. Именно на уровне тела, а не на уровне воображения: «Представьте, как страхи и тревоги покидают ваш сердечный центр». И не представляют, что эмоции из тела можно “достать” мануальными техниками, то есть руками.

Поэтому, когда они приходят в Школу учиться, очень радуюсь, представляя, какую пользу они принесут людям. И они говорят, что эффективность работы возрастает — один сеанс с перцепцией равняется десяти сеансам классической психотерапии. Клиента отпускает сразу, и не бывает рецидивов. Потому что откат организует тело.

Когда мы работаем только с телом и не работаем с психикой, мы можем «вытащить» из тканей какую-то травму. Например, женщина во время родов пострадала от акушерской агрессии. Память об этом есть в её тканях: матке, животе, тазовых костях и связках. Если на эту историю натыкается грамотный массажист, он начинает работать с
тканями, и девушка начнет вспоминать свой опыт, возможно что-то рассказывать, плакать.

Таким образом, информация о прожитом перестанет быть инкапсулирована в теле и сознании в виде психо-эмоционального блока, энергия начнет двигаться, опыт будет принят и начнёт восприниматься нейтрально, клиентку отпустит: появится ресурс, она больше не будет нести на себе груз воспоминаний о случившемся.

Это немало! Но поменять жизнь таким способом не получится. Если в основе проблемы не травма, а системное поведение (как в примере с авторитарной мамой или отсутствием привычки слушать себя), то телеской не обойдешься. Нужно работать с мозгом. Так же руками, а не словами и переубеждениями.

Продолжение следует.

Перцептивные технологии и психотерапия

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.