Ангелина

Когда меня попросили поработать с ребенком с синдромом Дауна, я вначале напряглась – как, я не волшебник, я не смогу сделать из 3-х хромосом 2! Потом выяснила, что подкорректировать хотят общее состояние девочки и согласилось.

Ей на момент нашего знакомства было 8 месяцев, она родилась недоношенным 7-мимесячным дауненком. Из жалоб – большая выпирающая пупочная грыжа, дыхание с хрипами (доктора говорят о сужении дыхательных путей), хронический запор, слабая даже для даунят двигательная активность.

На момент нашего знакомства Ангелина сама не переворачивалась, быстро уставала лежать на животе, поскольку ручки уставали поддерживать тело, движения рук и ног осуществляла в основном во фронтальной плоскости.

Т.е. скажем, лежит на кушетке – вот по кушетке и возит ручками и ножками вверх-вниз, как бы прощупывая поверхность вокруг себя. Перед собой ручки не поднимала. Зато все предметы исследовала, ощупывала ножками. 🙂

Я была очень удивлена, когда обнаружила, что она гладит меня своей ножонкой по руке, причем шевеля всеми пальчиками. Мы, взрослые и «нормальные», пальцами на ногах шевелим не особо ловко, сами попробуйте.

Характерный для детей с синдромом Дауна сниженный тонус мышц, гипермобильность суставов – ножонками по кушетке детка двигала так, что периодически изображала шпагат.

Лечение детей с синдромом ДаунаПри всем при этом наблюдалась испуганная замученная мама, у которой это 6-й ребенок. И по ее словам, со всеми предыдущими она знала, что делать, а здесь – нет.

«Это какой-то не такой ребенок, — жаловалась она. – Она очень тихая, не орет, ничего не требует, не любит играть с игрушками, любит общаться с людьми, с удовольствием разглядывает лица и слушает звуки». !!!!

Времени на изучение материалов о детях Даунах у мамы тоже не было, тогда не было.

Я провела 6 сеансов (4 с интервалом в неделю и 2 с интервалом в месяц). Убрала главную здоровенную дисфункцию в средостении, скорректировала эпигастральную зону, поработала с черепом – особенно верхняя челюсть и решетчатая кость.

Ну и, конечно, скорректировала маму, через сердце. Обе очень быстро отозвались на лечение.

Мама запорхала, стала рассказывать мне, как она придумала организовать младших детей: Оля – третья с конца, теперь читает Николке (предпоследнему) книжки – ей нужно учиться читать, а Николка любит слушать.

А Николка играет для Ангелины на разных дудочках – ему нужно для формирования артикуляции, логопед рекомендует, а Ангелина без ума от разных звуков – слушает с удовольствием, хохочет от радости. Круговая порука, креатив в многодетной семье. 🙂

Фото дауненокАнгелина тоже изменилась. Фактически сразу исчезли запоры и хрипы, научилась переворачиваться и, по-своему перекатываясь, перемещаться, начала поддерживать тело ручками, когда лежит на животе, стала больше движений совершать руками в разных плоскостях, после устранения дисфункции в решетчатой кости и уменьшения напряжения в серпе мозга аркообразное небо, характерное для детей с синдромом Дауна, стало менее выраженным, и плоская переносица тоже стала более выпуклой (это маму поразило, кажется, больше всего, она называет это «исправили форму носа».:)

Грыжа значительно уменьшилась в размерах, общий тонус тела стал более выраженным – при первой встрече на ощупь малышка сильно напоминала тряпичного пупсика – вроде тонус есть, но все тело о-о-о-о-очень мягкое.

На одном из последних сеансов резко научилась, лежа на животе, выпрямлять ноги и поднимать попу, теперь пытается вставать на четвереньки. Начала реагировать на свое отражение в зеркале радостным смехом, раньше не видела.

Научилась отличать кошек от людей, раньше людей видела, а животных игнорировала. И пусть с опорой на руки – но села!

Интересный момент, для тех, кто в теме: дорсальная проекция глобального тела ума у нее при первых встречах была вообще не выражена, ее просто не было. Тонкое тело есть, а глобальной проекции нет.

И поведение индифферентное было, в отличие от обычных младенцев с ней можно было заниматься хоть час – она не пыталась брыкаться, плакать, возмущаться.

Расплакалась только один раз, когда лечила дисфункцию в решетчатой кости. А вот на улыбку тут же отвечала улыбкой.

В середине курса она научилась применять следующее: когда ей уже все надоедало – она начинала мило улыбаться и смотреть мне в глаза своими голубыми глазами и я начинала с ней играть и забывать, чем я занималась до этого. Удивительно, это происходило против моей воли, с обычными детками я очень концентрирована.

Ее мама сообщила мне, что она и дома стала проворачивать этот фокус, когда ей надоедали развивающие занятия. А к концу курса она научилась выражать эмоции возгласами: надоели ей мои манипуляции – можно покричать, как индеец на тропе войны.

Но все равно, если сравнивать с обычными детками, эго выражено гораздо слабее, посмотрим, что будет дальше.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.