Мужчина не равно военный

Грядёт гендерный праздник. Наверное, кто-то уже запасается носками и дезодорантами в подарок мужчинам, кто-то ломает голову над более оригинальными подарками. А я опять буду ворчать, что не нравится мне коннотация этого дня.
День мужчин у нас соединили с днём военных. Кстати, в Японии праздник мальчиков — это просто праздник мальчиков. Мы же помним, что изначально 23 февраля — День Советской армии и Военно-морского флота. А мы поздравляем всех мальчиков, мотивируя это пафосом, что мужчина должен быть защитником Отечества.

Сначала мы радуемся, что мужчина защитник. Он должен защищать женщину, семью, родных (правда, от кого — непонятно), а затем и Отечество. Следом выходит, что он обязательно милитарист, и вообще милитарист равно мужчина, мужчина равно милитарист. Всё остальное, что мужчина из себя представляет, будто бы остаётся за кадром.

С моей точки зрения, это сделано специально. Чтобы человек себя поменьше осознавал, не чувствовал себя и своего потенциала и был ориентирован только в заданном направлении. Так проще отправить его на войну, если что. Сам-то никто умирать идти, разумеется, не хочет. Особенно в политико-экономических интересах других людей, которые войны развязывают и как раз являются настоящими преступниками. И у обычного мужчины руки дотуда не дотянутся, каким бы защитником он ни был. Но сейчас не об этом.

Интересно, что в Таиланде у юношей имеется выбор — пойти на два года солдатом в армию или такой же срок провести в буддийском монастыре, читая мантры за благополучие Родины и всех живых существ. Думаю, что российскому человеку альтернатива такая казалась бы непрестижной. Как думаете? В нас ещё слышатся отголоски военной эпохи. Когда  именно воины спасли и восстановили мирную жизнь — не только в нашей стране, а вообще на планете (кстати, воины обоих полов, как вам известно). Поэтому в народе до сих пор живо особое уважение по отношению  к людям в военной форме.

Сейчас, слава Богу, время мирное, хоть и неспокойное. Но почему-то мы всё равно ратуем за то, чтобы отправить мужчин воевать. Хотя бы с невидимым потенциальным врагом. Есть, кстати, страны, которые и женщин записали в милитаристы, Израиль например.

Когда я работаю перцептивно с мужчинами из постсоветского пространства, я часто обнаруживаю в их телах такую историю: они не совсем понимают, зачем им жить, что делать и как действовать в этом мире. Разве что ради женщины и детей. Зато они понимают, как и зачем умереть, особенно если найти какое-то достойное «правое» дело. Этот паттерн и переданные по наследству травмы военных лет часто являются причиной депрессивных состояний у мужчин и отсутствия реализации.

Сегодня среди нас есть люди, которые возмущены, что мужчины стали слабыми, не мужественными, но они не понимают причин этого явления. Клин клином не перешибёшь, без ресурса ресурс не создашь.

Это явление существует не из-за таких, как я, не одобряющих милитаристские праздники( я, кстати, сама военнообязанная, как и все медики). Дело не в этом. Когда имеется какая-то точка перекоса, прежде чем система придёт в равновесие, её перекосит в другую сторону. Сейчас так и происходит. История про то, что мужчина должен быть супермужественным, суперответственным, безэмоциональным, брутальным, — в целом тяжела. Мужчина — это просто человек! И порой в ответ на эту тяжесть молодые люди устраивают бунт: “Если вы считаете, что все должны быть брутальными и хотеть умирать на войне, или жить ради кого-то другого, то я буду протестовать — никого не защищать и не обеспечивать (или даже красить ногти и носить серьги). Не хочу ничего решать, я устал, устал от противоречий уже по факту рождения”. К слову, в основе неприятия своего гендера тоже лежит травма.

Накануне наступающего 23 февраля я бы предложила подумать: а что ещё заложено в понятие «мужчина», кроме ипостаси воина? Что он может предъявить и транслировать миру?

Женщины обычно на вопрос про идеал мужчины отвечают: “Сильный, мужественный, надёжный”. Это значит что? Что именно этих качеств ей не хватает, нет опоры на себя, и она хочет найти того, кто сможет решить эти проблемы и защитить её. Но, увы, кроме самого человека, никто не станет ему внутренней опорой, никто не защитит его от внутренних демонов.  Так вот, кем ещё может быть мужчина, кроме костылей, которые нужны женщине? Кроме солдата, которого можно отправить на войну?

У мужчин ведь такая же душа, как и у женщин, богатая и творческая, с огромным потенциалом, с такими же страхами, сомнениями и неуверенностью. В том и кайф при взаимодействии двух душ, имеющих разное тело. Но чтобы его достигнуть, надо уйти от стереотипа, что мужчина только защитник. Он Человек, со всеми его слабостями и тревогами, точно так же ищущий свой путь.

Галина Серёгина, основатель Школы перцептивных технологий

Мужчина не равно военный

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.